fr0005 (fr0005) wrote,
fr0005
fr0005

Линдси Фей. "Злые боги Нью-Йорка" / The Gods of Gotham. #26

d2571e371d2c2ce63a8b3689851a99f8
Портрет 32-летней Дороти Кэтрин Дрейпер, сделанный в 1840 году, считается первым фотопортретом снятым в Нью-Йорке.
Фотографами были брат Дороти - профессор химии Нью-Йоркского Университета Джон Уильям Дрейпер и .... Сэмуэль Морзе, который прежде чем заняться разработкой электрического телеграфа, был одним из пионеров американской фотографии. Снимали на крыше здания Университета, погода была облачной, чтобы поднять контрастность, лицо Дороти покрыли слоем муки и в таком состоянии она 65 секунд неподвижно сидела перед камерой. Дрейпер прожила очень долгую жизнь, скончавшись в 1901 году в возрасте 94 лет. Что удивительно, фотопластинка с портретом Дороти уцелела, еще в 1893 году с нее делали оттиски, в 1934 она была повреждена, а сейчас хранится в Музее искусств Спенсера в университетском центре штата Канзас - городе Лоуренс.

И тут Вал выхватил взглядом меня: стою неподвижно, сложив на груди руки, и разглядываю его из под полей шляпы. Заставить Вала от потрясения заткнуться – дело непростое, оно идет вразрез с естественным порядком вещей. Но полагаю, меня на сборище демократов вполне хватило. Правда, тут было что то еще. Какой то изгиб губ, когда он умолк, будто с языка едва не сорвалось другое слово. Он что то хотел мне сказать.
– Мы прервемся на десять минут, пока учим ирландца, как справиться с алкоголем, – раздраженно прогремел он. – Это вообще не наша работа, джентльмены и избиратели. Против всех традиций. Ладно, в соседней комнате есть хлеб, если вы захотите перекусить перед обедом. Десять минут, а потом мы нафаршируем эту урну, как шлюшку.

Гром аплодисментов, само собой, и Вал сошел с возвышения, закуривая огрызок сигары, который выудил из кармана. Он прошел мимо, даже не взглянув на меня, только махнул рукой. Я зашагал за ним, Птичка, как тень, торопилась следом.
– А где доллар? – весело спросила она.
– Погоди минутку, я получу с него, – ответил я, ткнув рукой в сторону Вала.
Мой брат зашел в соседнюю комнату, которая явно служила кабинетом, все шкафы были набиты плакатами. Красные, желтые, синие и ярко фиолетовые, сплошь покрытые такими замечательными высказываниями, как «Свободные люди против деспотизма» и «Меч перемен для народа Нью Йорка». Когда Вал повернулся, чтобы прислониться к столу, он заметил Птичку, и у него дернулось веко.
– Тим, ты подобрал еще одну бездомную кошку? – мрачно сказал он.
– Это Птичка Дейли. Я тебе о ней говорил. Она пока живет в моей норе.

У Вала отвисла челюсть, сигара не выпала только благодаря многолетней практике. Он пригляделся, заложив пальцы за пояс брюк.
– Маленькая горничная Шелковой, – прошептал он. – Будь я проклят.
– Очень приятно снова видеть вас, мистер Вэ, – сказала Птичка.

И Богом клянусь, это звучало правдой.

Он пожал ей руку, глядя на меня мясницкими крюками.
– Это она. Птенчик, с ног до головы залитый краской с того парнишки, Лиама. Это она привела Мэтселла к… Господи Иисусе, Тим, где твоя голова?
– Ты давай, поосторожней ка, – зарычал я.

Птичка не желала отвлекаться:
– Мистер Вэ, а почему у них у всех бороды?

Вал взглянул на Птичку, и выражение его лица внезапно смягчилось.
– А! Каждый из наших славных избирателей, которых вы там видели, – три разных человека, в трех разных костюмах. Догоняешь? Наши цирюльники дежурят по всему городу, и им нужно практиковаться перед следующими выборами. Эти конкретные парни будут мужчиной с бородой, мужчиной с бакенбардами и гладко выбритым мужчиной. И все трое – верные демократы.

Я горько скривился, но Птичка только рассмеялась, считая политику отличной шуткой. Возможно, в этом что то и было.
– Послушай меня, котенок, – сказал Вал, рассеянно вороша пальцами волосы. – Иди вон в ту дверь, поверни налево и поднимись по лестнице. Найдешь там незапертую комнату. В комнате полно сундуков. В сундуках полно тряпок. Одежда для бедных избирателей и друзей Партии, но не бери в голову. Смотри, что понравится. Если вернешься сюда раньше, чем найдешь подходящее платье, я вывешу тебя на ушах за окно, пока они не оторвутся. Да?
Птичка, с усмешкой на веснушчатом лице, выбежала и захлопнула за собой дверь.
– Тимоти Уайлд, ты сошел с ума, – резко бросил Вал. – Что она тебе рассказала?

Я объяснил: Птичкина оценка ситуации недостаточно надежна, Птичка не знает, с какой целью убивали и уродовали детей, и, судя по словам мальчишек газетчиков и самой Птички, за всем этим стоит человек в черном капюшоне.
– Тим, до тебя дошло, что расследование закончено, а?
– Я слышал об этом.
– Ну тогда хоть раз в жизни прислушайся ко мне.

По мнению Вала, мне следовало с признательностью вернуться к патрульной службе. С исключительной признательностью, поскольку здесь немного шансов оказаться с проломленной башкой; то ли дело поиски безумца, который убивает птенчиков. Между тем, по представлениям Вала, все шло, как надо. За местом захоронения следят, и стоит какому нибудь мерзавцу или мерзавцам попытаться там что нибудь зарыть, как на них сразу наденут браслеты. А Птичку я могу прямо сегодня отправить в католический приют и спокойно умыть руки. Но я упорно ищу неприятностей на свою черепушку, сказал он мне. Чего гоношиться, если можно отвязаться от такого грязного дела?
– Для того и нужны «медные звезды», – холодно ответил я.
– Да не будет никаких «медных звезд», тупой ты мешок навоза! – простонал Вал, в отчаянии качая головой. – Люди узнают, мы не справляемся, – и всё, минута, и нас больше нет! Конец полиции Нью Йорка! Как только разойдется новость, что мы не можем найти убийцу птенчиков, любителя ободранных ребер, – ставь против «медных звезд», заработаешь уйму денег.
– Шеф упоминал об этом. Но я продолжаю, это приказ Мэтселла. Прости, что разочаровал тебя.
– Мэтселл – придурок, – рявкнул Вал. – Ты получил приказы от меня.
– Я не в Восьмом округе.
– Не как полицейский, а как…
– И я не бесхребетный червяк. Вроде кое кого.

Последняя фраза попала в цель лучше прочих. Брат моргнул. От злобной гримасы губы скрутились, как горящая кора. Я уже готовился получить кулаком в глаз. Но Вал снова моргнул, и злость карнавальной маской скрыла кривая усмешка.
– Это еще не все, – медленно произнес я. – Иначе бы ты таким не был. В чем дело?

Вместо ответа раздраженный Вал вытащил из кармана сюртука сложенный листок бумаги и швырнул его на пол. Со смутным чувством, будто нарушил какое то негласное правило, я подошел и подобрал бумажку. Одного взгляда хватило, чтобы понять, почему брат, едва завидев меня, остановил собрание. По моей спине пробежал тоненький, но прохладный ручеек вины. А вина, даже чуть заметная, такая штука, которую сложно игнорировать.
Письмо гласило:

Остерегайтесь протестантские тираны бо я пришел бичивать порок, злоба далжна быть наказана и блуд презрен, но многие должны быть принисины в жертву, пока наши ножи напьються американской крови. Шльюшьи тела будут вновь памечены священным Крестом и черви будут гладать их кишки, они заслужили такое за тягость их грихов и когда все дьяволята затихнут придет ваше время. Господь возрадит нас и ирландцы будут плясать на ваших могилах. Верьте мне ибо я
Длань Господня в Готэме
– Чепуха или нет, и не важно, кто его написал, но оно тебя тревожит, – примирительно признал я. – И я определенно вижу, почему.

Вал ничего не ответил. Похоже, я задел его за живое. Он оттолкнулся от стола, дотянулся до ящика и достал оттуда бутылку виски. Потом сделал три хороших глотка, деликатно вытер рот манжетой, засунул бутылку на место и захлопнул ящик.
– Из письма следует, что планируются новые убийства, – осознал я. – Господи, Вал. Ты в это веришь? Что он собирается продолжать свое дело? Что в этих смертях виноват какой то эмигрант с повернутой башкой? Это тебя тревожит?
– Не знаю, кто написал письмо, но в голове у него сплошная дыра. Любой человек, который считает классным занятием вырезать птенчикам кишки, однозначно свихнулся. Полиция в союзе с демократами, а демократы в союзе с ирландцами. Ты верно понял, что меня тревожит, Тимоти, у тебя есть глаза.
– Так это еще одна причина расследовать дело, и поскорее. Разве нет?
– И как ты только умудряешься поднимать свою чертову башку по утрам? Верно. Предположим, письма подлинные. Предположим, ты ухватишь мудака за ворот. Предположим, у тебя в руках долбанутый ирландец, который резал детей. И как, по твоему, отзовется город, когда услышит об этом хоть краем уха?

Ужасно неприятно признать, но брат прав. Я не поверил, что автор первого письма – безумный ирландец. Но, как я начинал подозревать, только потому, что это были бы слишком плохие новости.
– Начнется хаос, – согласился я. – Правда, вот это письмо… нам нужно беспокоиться о газетах?
– А откуда, по твоему, я его получил? Мы платим всем газетам, и столько, что им на месяц хватит. Будут еще письма, они все передадут нам. Клерк из «Геральд» нашел это в куче утренней почты. Видать, когда первое письмо напечатали, ублюдок такой мякий стал, сразу новое накарябал.

.............................
Много лет любители телесериалов по всему миру наслаждались роскошной американской телевизионной сагой "Династия", 9 сезонов которой вышли на телеканале ABC с 1981 по 1989 годы. Самые последние эпизоды успели даже попасть на телевизионные экраны Советского Союза, опередив там пресловутую "Санту Барбару". Прошло четверть века и в головы продюссеров телеканала The CW (пятого американского широковещательного канала) пришла гениальная мысль - снять ремейк. Ну, а почему бы и нет ? Премьера состоялась 11 октября и вот уже месяц вы можете смотреть сериал Династия 2017 на русском сайте сериала в режиме онлайн и, одновременно, знакомиться с историей проекта, актерами, скачивать обои и слушать саундтрек.
Tags: история америки, литература
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments