fr0005 (fr0005) wrote,
fr0005
fr0005

Линдси Фей. "Злые боги Нью-Йорка" / The Gods of Gotham. #27

leg
В 1843 года в городе Баффало, штат Нью-Йорк был построен первый в мире зерновой элеватор

Брат протянул руку. Я знал, что он собирается сделать, и колебался. Но, кажется, сжечь улику – разумное решение. Вал чиркнул люцифером о стол и следил, как бумага превращается в пепел. Я, в свою очередь, следил за братом и обдумывал следующий ход. Любой ход будет лучше прежних. Но Вал, как часто случалось, опередил меня.
– Продолжай расследование, – произнес брат, его голос был ничуть не теплее ледяной глыбы на кухне, – и мне придется выбирать цветы для твоих похорон.
– Угрожаешь? – выдавил я.
– Если поможет, считай, что да. Тебе лучше знать. Или считай это предсказанием, Тимми. Мне все сгодится.
– Ясненько. Я запомню. А теперь давай деньги, за которыми меня послал Мэтселл, или придется сказать ему, что один пожарный пес плюет на его приказы. Капитан Уайлд.
– Вот задира, – весело сказал Вал. – Если уж так хочешь, чтоб тебе глотку перерезали, уйди со стилем. Из новых взносов, которые еще не учли, верно? Сколько тебе нужно?
– Десять долларов должно хватить. Нет, одиннадцать. Чуть не забыл.
– Чуть не забыл один кругляк?
– По правде, этот кругляк для Птички. Она ставила, что Финерти не доберется до коробки.
– Значит, она умней тебя.


Я пропустил это мимо ушей. Вал подошел к неприметному ящичку, стоящему на тяжелом сейфе, достал оттуда три золотые десятки и долларовый кругляк и, не оборачиваясь, по одной перебросил мне монеты.
– Слишком много, – возразил я, ловя деньги.
– У нас сейчас прилив, Тим. На лишние выбери себе гроб и избавь меня от забот.

Мне хотелось сказать, что я его ненавижу, но это было ясно и по лицу. То есть, если б он на меня посмотрел.
– Ко мне заглядывала Шелковая Марш. Я передал ей поклон от тебя.

Вал в непритворном удивлении повернулся ко мне и, на мгновение, крепко стиснул зубы.
– Ты украл у нее три живые ценности, а потом она зашла с тобой повидаться? Ты умрешь быстрее, чем я думал.
– Как мило. А ты не против поделиться, почему визит мадам Марш – такая дурная примета?
– Ничуть, юный Тимоти, я просто узнаю обстоятельства, – прошипел он, почти не шевеля квадратной челюстью. – Знаешь, она ведь и меня хотела утихомирить. Да да. Я не упоминал, что она однажды пыталась успокоить меня? И я никогда не говорил, что она чуть не справилась, да?

Птичка, не постучав, распахнула дверь. Она отыскала небольшую сумку, прихватила ее с собой и засунула туда свои старые тряпки. Сейчас на моей подружке было хлопковое летнее платье цвета слоновой кости с овальным воротником и заостренным лифом, по швам бежали оранжевые маки, а рукава едва прикрывали веснушчатые руки. Намного симпатичнее, чем я ожидал, хотя наверняка не такое прекрасное, как ей приходилось носить раньше. Правда, это платье принадлежало ей, и сам факт приводил девочку в восторг. Она едва не истекла счастьем – больше ей не придется носить днем ночную рубашку.

Я и сам был так рад, что едва не пропустил реакцию брата. Его лицо расплылось в кривой мальчишеской ухмылке – похоже, доволен, как никогда. Это на секунду лишило меня дара речи.
– Если уж оно не клёвое, тогда я вам не судья, – ответил он на вопросительный взгляд Птички.
– Давно не видел такого симпатичного платья, – согласился я.
– Тим, сделай, как я сказал, – резко добавил Вал, подхватывая пачку по детски ярких плакатов. – Думаю, я донес до тебя, чем все иначе кончится. Прощай. Мне нужно тренировать сборщиков.

С чего американцу учить ирландцев уметь пить? Полный бред. С тем же успехом мне можно поручить обручи и умных собачек.

Валентайн вылетел из комнаты, воздух растерянно убирался с его пути. Птичка повернулась ко мне. Она действительно стала другим человеком – не птенчиком мэб, не бездомной девчонкой в растянутых штанах, а просто девочкой, которая в уже знакомой мне манере морщила лоб.
– Что стряслось? Не мог же мистер Вэ и вправду так думать? Ему нравятся ирландцы.

Она была права. И я бы ей ответил, если бы сам знал, что стряслось. И если бы именно в эту минуту не распахнулась дверь. На пороге появился затянутый в корсет доктор Питер Палсгрейв.

Он отдувался и вытирал лоб ярко синим шелковым платком. Мы с Птичкой непроизвольно подались назад.
– Мне нужен Тимоти Уайлд, – выдохнул доктор. – Я получил письмо.
– А вы как здесь очутились? – воскликнула Птичка Дейли.

Доктор Палсгрейв моргнул, было видно, как у него колотится сердце. Он бессильно опустился на единственный в комнате стул.
– Я… А ты как здесь очутилась?

Я стоял, переводя взгляд с одного лица на другое. Птичка широко улыбалась, сложив перед собой руки. По видимому, она была рада всего за четверть часа повидаться с двумя старыми знакомцами. Доктор Палсгрейв встревожен и напуган, но, кажется, не меньше рад встрече с Птичкой. Я чувствовал себя здорово ошарашенным, глядя, как каждый из них требует у другого разумного объяснения, что тот делает на репетиции выборов Демократической партии.

.........................................................
Нормальная жизненная (для США) история - автор литературных произведений внезапно попадает в тюрьму. Такое, наверное, бывает, но "не в нашем районе". Именно такая история легла в основу сериала Оранжевый хит сезона смотреть онлайн который, вы можете на русскоязычном сайте сериала, где можно также найти обои на рабочий стол, мелодии саундтрека и др..
Tags: история америки, литература
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment