Category: еда

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Линдси Фей. "Злые боги Нью-Йорка" / The Gods of Gotham. #51


Генерал Хью Брейди (1768-1851)
Один из героев Войны 1812 и участник подавления Восстания Черного Ястреба в 1832. Фотография сделана, по видимому, в Нью-Йорке в 1844-51 годах в фотоателье Мэттью Брейди

Они собирают в своих школах сыновей и дочерей протестантов, и даже отдельных профессоров религии, и постепенно приучают их
поклоняться католицизму… Будь здесь достаточно места, я мог бы привести некоторые случившиеся факты, подтверждающие эти замечания.
Письмо в «Домашний миссионер», 1834 год

– Мэтселл и Пист допросили ее, а уж эта пара знает, как утешить девицу, – заметил Вал, макнул кусок хлеба в слабое пиво и рискнул откусить. – Стоило сунуть ей в руки стаканчик французских сливок, как девка начала мотать пряжу ярд за ярдом. Такого, как Бен Уизерс, на всем свете не найти, но он еще не закончил ученичество на пивовара. Бен Уизерс немного с перчиком насчет того, с кем она разговаривает. У Бена Уизерса отличные лодыжки для джиги. Когда они сбили ее с темы юнца и спросили, не видела ли она там чего нибудь пыльного, она сказала, что туда время от времени приезжает экипаж. Видела его дважды.
– Господи, – тихо вымолвил я. – Она видела, чем они там занимались?
– Не хотела попасться. Так что держалась подальше. Всякий раз, когда приезжал экипаж, они с Беном сбегали.
– Что еще?
– Только одно. У экипажа на боку был рисунок. Она сказала, это ангел.
– Ангел?
– Точно ангел, как дважды два. Вот почему Мэтселл нас ждет. Тим, там вправду религиозный придурок. Это значит, вчера ночью была только закуска. Нас вздрючат, если мы его выследим, и вздрючат, если не сможем.
– Нет, – приглушенно выдохнул я. – Это вообще ничего не значит. Я знаю, что происходит. Всё, до самой сути.
Collapse )

Линдси Фей. "Злые боги Нью-Йорка" / The Gods of Gotham. #50


Парад нью-йоркских пожарных на Манхэттене, 1855 год.

Я подошел к двери, прихватив по дороге кухонный нож. Вымотан до предела, на душе тяжко, в голове гудит дикое и тревожное знание с листа оберточной бумаги. Я взялся за ручку, подняв нож, которым миссис Боэм резала кур.
На пороге стоял Кроткий Джим. Вот уж кого я вообще не ожидал здесь увидеть. С его плеч безвольно свисали бревна ручищ моего брата. Когда я впервые увидел Джима, положившего голову на колени Вала в «Крови свободы», я бы обозвал лжецом человека, который заявит, будто Джим способен поднять хотя бы собственный скудный вес, не говоря уже о Вале. Но я здорово ошибался, поскольку Вал сейчас явно не способен передвигаться самостоятельно. Мне в голову пришли девять возможных причин, но я остановился на всеобъемлющей: его брат Тим – бестолковый сопляк.
– Бог мой, – выдавил я. – Спасибо тебе. Заходи, пожалуйста. Я возьмусь за ноги.
– Это будет очаровательно с твоей стороны, – устало ответил Джим.
Collapse )