Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Чеснок



Недавно обсуждал со своей знакомой из Петрограда, весьма успешной бизнес-леди, последствия COVID-19 для наших семей и близких. Дама, которая в начале пандемии считала, что все это не более, чем массовый психоз (тот разговор у нас состоялся, когда в ее городе на 5,5 миллионов населения было обнаружено еще менее 20 больных, а макароны уже все раскупили и объекты культуры федерального подчинения позакрывали), спустя 8-9 месяцев существенно поменяла мнение, вероятно, под впечатлением от потерь в своем окружении. У нее как раз умер знакомый, 56-летний долларовый миллионер, подхвативший пневмонию и сгоревший буквально за 10 дней и она все еще находилась под сильным впечатлением.
Collapse )

Линдси Фей. "Тайна Семи" / Seven for a Secret. #5


Карта США 1846 года
Голубые штаты - свободные, розовые - рабовладельческие, палевый - Индейская территория, будущий штат Оклахома. Там было разрешено рабство, синие территории - свободные. "Компромисс Миссури" - Компромисс, достигнутый в 1820 году между свободными и рабовладельческими штатами по которому новые штаты, образованные на западе к югу от широты 36,5 градусов будут рабовладельческие, а к северу - свободные. Штат же Миссури стал исключением. Полосатая территория - это земли отторгнутые у Мексики, судьба которых вызвала дикие споры в Конгрессе из за того, что в Мексике не было рабства. 32-летний конгрессмен из Пеннсильвании Дэвид Уилмот выступил с проектом поправки к конституции по которой никто не может потерять свободу, кроме как по приговору суда. Таким образом, на свежеприсоединенных территориях, в нарушении Миссурийского компромисса рабство не вводилось бы. Дальше начались чудовищные разборки, закончившиеся только с победой северян в Гражданской войне через 19 лет.

Я счел это разумной идеей и начал осматриваться. Разглядывать инструменты, эркеры, розовые шторы на них, злобного вида драконов, охраняющих камин. И едва подавил вздох разочарования.

Комната как комната. Ничего особенного.
Collapse )

Про Америку



Но вот с другой стороны вспоминаются ранние 1990-е, когда в России в новосозданные магазины и рестораны не трудоустраивали имевших опыт работы в советской торговле и общепите. Может быть, тут такой же случай ?

Линдси Фей. "Злые боги Нью-Йорка" / The Gods of Gotham. #50


Парад нью-йоркских пожарных на Манхэттене, 1855 год.

Я подошел к двери, прихватив по дороге кухонный нож. Вымотан до предела, на душе тяжко, в голове гудит дикое и тревожное знание с листа оберточной бумаги. Я взялся за ручку, подняв нож, которым миссис Боэм резала кур.
На пороге стоял Кроткий Джим. Вот уж кого я вообще не ожидал здесь увидеть. С его плеч безвольно свисали бревна ручищ моего брата. Когда я впервые увидел Джима, положившего голову на колени Вала в «Крови свободы», я бы обозвал лжецом человека, который заявит, будто Джим способен поднять хотя бы собственный скудный вес, не говоря уже о Вале. Но я здорово ошибался, поскольку Вал сейчас явно не способен передвигаться самостоятельно. Мне в голову пришли девять возможных причин, но я остановился на всеобъемлющей: его брат Тим – бестолковый сопляк.
– Бог мой, – выдавил я. – Спасибо тебе. Заходи, пожалуйста. Я возьмусь за ноги.
– Это будет очаровательно с твоей стороны, – устало ответил Джим.
Collapse )

Линдси Фей. "Злые боги Нью-Йорка" / The Gods of Gotham. #40

SC875
Преподобный Джон Этвуд и его семья (1845), Генри Дарби (1828-97)
Групповой портрет типичной семьи верхнего среднего класса Бостона (но в Нью-Йорке вряд ли подобные люди выглядели бы по другому), выполненный не без влияния становившейся в то время популярной в США фотографии. На самом деле, у картины совершенно безумный бэкграунд и я обязательно посвящу ей отдельный пост.


Каким бы делом занят был,
Ты Господу внимай,
И если заповеди чтишь,
То грех не принимай.
Гнушайся Римской Шлюхи слов,
И прочих богохульств,
Из чаши проклятой не пей,
Веленья отвергай.

Букварь Новой Англии, 1690 год

– Лиам не переставая кашлял, – начала Птичка; ее взгляд не отрывался от рук, лежащих на коленях. – Много дней, и они послали за доктором Палсгрейвом. Он очень беспокоился. Рычал на всех, потом извинялся и раздавал карамельки, пока они не закончились, и поэтому мы поняли, что он беспокоится. Один раз остался с Лиамом на всю ночь, хотя откуда у него на это время, ему ведь приходится присматривать за множеством детей. За тысячами, наверное. И тогда мы все подумали, что Лиам может умереть.
– От пневмонии.
– Да. Это все было раньше, может, за две недели. Лиаму стало лучше, он снова стал румяным. Спасибо доктору Палсгрейву, хотя я думаю, доктор позабыл о Лиаме, как только вышел за порог. Но потом Лиам в один день вышел на улицу, и кашель вернулся. Просто ужасно звучало. На следующее утро его дверь заперли, и хозяйка сказала, ему нужен отдых, и чтобы мы не приставали к нему.
Птичка умолкла. Я не подталкивал ее. Только чуть подвинулся, коснувшись локтем ее плеча. Она закрыла глаза и сказала:
– В ту ночь.
– Двадцать первого августа.
– Да.
Collapse )

Продукты из овечьего молока от Сернурского Сырзавода

226018-siernurskii-syrzavod-1280x768Удовлетворение естественного человеческого желания употреблять в пищу высококачественные молочные продукты для жителей крупных городов в последние годы чуть было не превратилось в неразрешимую проблему. Ассортимент так называемой "молочки" в многочисленных сетевых магазинах, конечно, радует глаз, но, особенно после введения "контрсанкций" никакой уверенности того, что вы покупаете продукты из молока - коровьего, козьего или овечьего, не осталось.

Данная опасная для здоровья миллионов наших соотечественников ситуация стала невероятным шансом подняться маленьким молокозаводам из экологически чистой глубинки представить свою продукцию на рынки городов-миллионников, минуя торговые сети.

Одно из таких предприятий это Сернурский Сырзавод, производящий, в том числе и фермерские продукты из овечьего молока - сыр брынзу, творог и другие. Находится он в 90 километрах от столицы республики Марий-Эл Йошкар-Олы среди густых лесов и быстрых рек, в местах, где коровы, козы и овцы пасутся на заливных лугах притоков Волги, а не травятся комбикормами с вредными для здоровья конечных потребителей добавками.